ФЭНДОМ


Silver.pngДанная статья является или была Хорошей
Эта статья стала Хорошей. Она радовала глаза многих читателей своим содержанием. Но до Избранной ей ещё далеко!
 
Астон Вилла
200px-FC Aston Villa Logo.svg.png

Полное название

Aston Villa Football Club

Дата создания

1874

Стадион

Вилла Парк

Страна

Англия

Рейтинг УЕФА

73


Футбольный клуб «А́стон Ви́лла» (англ. Aston Villa Football Club; английское произношение: [ˈæstən ˈvɪlə]) — английский футбольный клуб из города Бирмингем, графство Уэст-Мидлендс, основанный в 1874 году. Является одним из 12 клубов-основателей Футбольной лиги в 1888 году. С 1897 года выступает на стадионе «Вилла Парк», вмещающем 42 788 зрителей и входящем в десятку крупнейших стадионов Англии. С 1992 года по настоящее время клуб выступает в Премьер-лиге, став одним из её 22 основателей. В 2006 году клуб был приобретён американским предпринимателем Рэнди Лернером.

ИсторияПравить

В годы, когда пустяковый кубок Англии хранился в таких местах как Оксфорд и Чэтхэм, несколько северней от данных субъектов, а именно в Бирмингеме, продолжал свое становление мало кому известный даже в городе клуб, именовавшийся «Астон Вилла».

К новому сезону члены молодого астонского коллектива вознамерились провести ряд встреч с лучшими командами Западного Мидлэндса, что собственно и свершилось в ближайшие месяцы. В числе оппонентов ходил уже знакомый «Астон Парк Юнити», а также «Стаффорд Роуд», «Уэднесбери Олд Атлетик», «Грассхопперс», «Сент Джорджс» и «Сент Мэрис».

Чарли Хьюз, младший брат Джека Хьюза, наблюдавший за первыми матчами клуба зимой/весной 1875-го и первоначально связанный с крикетным отделением Уэслианской церкви, вспоминал:

Впервые я сыграл за «Астон Виллу» в поединке с «Уэднесбери Олд Атлетик», на поле в Астон Парке, что по соседству с Тринити Роуд. Мне было 15 лет, и я мало что мог противопоставить тем здоровым парням, обыгравшим нас 3-0…[Октябрь 1875 года].

Этот матч, по-видимому, являлся первым в сезоне, и одним из первых, устроенных в парке Астон. Команда, между тем, находилась на той стадии развития, совершенно не подразумевавшей какого бы то ни было успеха или даже прогресса. Наглядным подтверждением этому являлся визит на вулверхэмптонскую землю к лучшему клубу города «Стаффорд Роуд» зимой 1876-го. Суровые железнодорожники показали себя во всей красе, разгромив неопытных гостей со счетом 7-0.

На тот момент будущее «Виллы» не выглядело многообещающим – можно сказать, оно вообще никак не выглядело – но уже совсем скоро все изменилось.

Футбольная Ассоциация БирмингемаПравить

8 декабря 1875 года Джек Хьюз и Уильям Скэттергуд присутствовали на всеобщем собрании представителей местных клубов, которое организовали уважаемые господа-футболисты Дж. Кэмпбелл Орр («Калторп») и Сэм Дербан («Астон Парк Юнити»). Итогом сего мероприятия стало создание Футбольной Ассоциации Бирмингема и его округи. Однако активная деятельность данного органа управления обрела существенные очертания лишь к следующему сезону, когда появился Кубок Бирмингема. Даже притом, что «Вилла» не отметилась каким-либо весомым содействием в описанном деле, становилось ясно, что футбол в регионе стремительно набирал популярность.

«Вилланы», считавшиеся явными новичками среди западно-мидлэндских клубов, упорно познавали элементарные азы футбольной науки. Сложность еще заключалась в том, что ни одна из соседних команд так до конца и не освоила истинного принципа игры, отчего и учиться было не у кого. Толпа зачастую бездумно носилась туда-сюда и лупила по мячу что есть мочи – ничего кроме здесь не знали. Однако даже в такой компании «Вилла», расположившаяся на самом дне, как никто нуждалась в наставлении на верный путь.

Прибытие «Создателя»Править

Мидлэндс ждал своего героя, футбольного миссионера, а возможно и спасителя. Игра созрела для человека, и человек появился!

Он не подъехал на колеснице, запряженной четверкой лошадей, и его не встречали вдохновенными возгласами, точно завоевателя. Он оказался здесь самым что ни на есть скромным образом, чтобы оставить, вероятно, самый большой след в истории бирмингемского футбола.

Одним зимним днем 1876 года «вилланы» затеяли очередной сбор на поле Астон Аппер Граундс, конечно же, дабы повысить уровень собственных умений или в их случае просто погонять мяч. В какой-то момент к толпе очевидцев, созерцавших это действо, присоединился небольшого роста щеголеватый незнакомец, отличавшийся среди прочих лишь своим ужасным глазвегианским акцентом. Никто и понятия не имел кто он, и, наверное, никому бы не пришло в голову поправлять это обстоятельство, если бы сей джентльмен, уже успевший с кем-то завести беседу, не попросился в игру. Такая услуга посредством Уильяма Уайсса без возражений была оказана после некоторого времени, потраченного на разбор непонятного говора шотландца. Когда, наконец, все детали были улажены, молодой человек присоединился к остальным.

Что и говорить, когда мяч оказался у новичка всех без исключения присутствующих охватило недоумение, сопровождаемое небывалым удивлением. А вызвана такая реакция была невиданным доселе в этих местах искусством дриблинга. В какой-то момент стало ясно, что шотландец и не думает прекращать демонстрацию совершенных навыков владения мячом – за всеобщей оторопью последовали радостные и восторженные выкрики.

Неизвестный глазвегианец без преувеличения явился для молодежи истинным откровением: когда мяч оказывался в его ногах, он проскальзывал между соперников словно угорь, обводя оных по всему полю; численное превосходство и грубая сила казались абсолютно бесполезными качествами. Противники попросту не знали, как остановить этого человека. Складывалось впечатление, что он заранее был осведомлен о каждом следующем действии, его ноги творили невероятные вещи, словно это были руки. Он буквально танцевал вокруг своих оппонентов и творил все, что ему вздумается.

«Вилланам» не потребовалось много времени для осознания того, что перед ними настоящее сокровище, каковое они немедленно попытались себе присвоить, впоследствии, не ограничиваясь в попытках убедить неизвестного скотта связать свою судьбу с «Астон Виллой». А когда настойчивые просьбы возымели успех, то парни, недолго думая, назначили своего нового друга капитаном команды.

Естественно, нельзя не назвать имя потрясающего умы людей джентльмена – Джордж Баррелл Рэмзи. Его появление оказалось судьбоносным в дальнейшей истории клуба, ставшего развиваться не по дням, а по часам.

Он приехал в Бирмингем совсем мальчишкой предположительно в 1871 году затем, чтобы устроиться клерком на литейный завод. В Глазго он играл в школьной команде «Кэткарт», а после устройства на работу неоднократно срывался домой, выступая в составе «Оксфорда». Он даже пробовался в недавно основанном «Рейнджерс», где ему довелось выступать в трех матчах Кубка Шотландии. Один из тех поединков особенно запомнился Джорджу: «Я нехило получил по носу. Кто-то хорошенько приложился по нему, и не раз, отчего моя игра заметно оживилась!».

С тех пор как Рэмзи присоединился к «Вилле» все действительно стало иначе. Местный народ то и дело ходил на матчи команды и простые тренировочные игры лишь бы понаблюдать за выдающимся шотландским мастером.

…это чистая правда, что он открыл новую страницу в футбольной истории Мидлэндса, тем самым направив игру на путь популяризации…Мало кто сомневается, что Джордж Рэмзи не только оживил «Виллу», но и сильно повлиял на остальные клубы, желавшие подражать молодому шотландцу… – писал 3 ноября 1923 года Джек Арри, известный бирмингемский журналист конца XIX - начала XX века.

Первые плодыПравить

В те зимние недели 1876-го игрокам астонского клуба просто не терпелось скорее забыть удручающее поражение от «Стаффорд Роуд». Появление же мистера Рэмзи совершилось как раз кстати, ведь ответный поединок со «сворой» мистера Чарльза Крампа (основатель того вулверхэмптонского клуба и по совместительству президент бирмингемской ФА) был не за горами.

Железнодорожники наверняка не ожидали от уже знакомого противника иной игры, поэтому отнеслись к матчу без особого волнения. Однако присутствие в своих рядах лидера и вдохновителя вселяло в юных бирмингемцев должное мужество и смелость, в полной мере проявленные в тот день – но до чего же было досадно вновь проиграть! На поле теперь не наблюдалось сломанных костей и крови, игра была равна, а «Вилла» сумела одержать, возможно, одну из важнейших побед на ту пору, хоть и не выраженную в счете (0-1), но в сознании игроков уж точно. Спустя годы Джордж Рэмзи вспоминал любопытную деталь: после той игры «вилланам» пришлось довольствоваться всего одним ведром воды на команду, чтобы умыться.

Невероятный шотландец вскоре выбился в герои Астона – его футбольные подвиги еще долго не сходили с народных уст. Безусловно, многие клубы предлагали ему перебраться к себе, но Рэмзи твердо решил не расставаться с «Виллой». Он прослыл истинным капитаном, всегда играя с огромной самоотдачей и желанием, за что практически всегда получал болезненные удары от противников.

Ближайшие пару лет Рэмзи регулярно входил в состав сборной бирмингемской Футбольной Ассоциации, а в одной из встреч с командой уэльской ФА он настолько впечатлил соперников, что те без промедления пригласили Джорджа выступить за их команду в ближайшем матче в Глазго. Позже он рассказывал, как обстояло дело:

Мы сыграли с Северным Уэльсом в Руабоне. Я был тогда капитаном… После матча [их капитан] подошел ко мне и спросил: «Как, черт побери, Вы обошли меня? Никому ранее это не удавалось, а Вы сумели. Через две недели мы играем в Глазго…не хотите присоединиться?»

Я подумал, что это неплохая возможность съездить домой, поэтому согласился. В том поединке я забил гол, а ребята из «Куинз Парка», с которыми мы были знакомы, удивлялись, почему же я играю за Уэльс. Но мы только улыбнулись друг другу.

К сожалению, Джорджу так и не удалось провести пару деньков в родном городе. Выяснилось, что потраченные им на поездку 10 фунтов так и не были возмещены валлийской стороной, заявившей, что: «Все деньги кончились!».

В то время как футбол окончательно завоевал «вилланов», для крикетного отделения Уэслианской церкви настали тяжелые времена. Запланированные на лето 1876 года матчи прошли под знаком такой безразличности, что члены клуба пошли на беспрецедентный шаг – вернулись к футболу, что явилось исключительным случаем, ведь в футбол обычно играли только зимой. Джек Хьюз описывал ту ситуацию:

Игроки явно пострадали от футбольной лихорадки, поскольку они практически перестали уделять время крикету! Каждый раз, когда начинался летний сезон, кто-то непременно нарушал спокойствие и предлагал сыграть в футбол. Ввиду этого старая любовь под названием крикет ушла, а на ее место пришла другая – футбол! Всех очень сильно зацепило эта игра.

До того момента в команде, явно выступавшей не так, как хотелось, блуждало мнение, что грядущей зимой непременно нужно сделать шаг вперед. Под осторожным предводительством их нового капитана, игроки с присущим энтузиазмом и энергией бросились в целенаправленную подготовку. Едва ли не все виды спортивных упражнений явились неотъемлемой частью упорных тренировок: прыжки, бег, гимнастика. Тяжелая работа и самоотречение, через которое прошли астонские парни, лучше всяких слов показывали их серьезность и настрой.

Ко всему прочему, именно тем незабвенным летом некие братья Линдси примкнули к «Астон Вилле». Они приехали из Шотландии, будучи приглашенными поработать в прогрессирующий Бирмингем, как и большинство их соотечественников в те дни. Джимми Линдси был превосходным защитником, в то время как его брат Билли отменно себя чувствовал в полузащите. Когда в начале следующего сезона «Вилла» одержала первую победу, Билли купил бутыль краски и отправился по району, помечая каждый встречавшийся столб победным счетом.

Перри БаррПравить

Между тем, «Астон Вилла» по-прежнему имела статус бродячего клуба, не располагая никакими необходимыми средствами и лишая себя радости и комфорта собственного поля. Впрочем, момент, когда такое неопределенное положение вещей было исправлено, настал совсем скоро. Главы командного комитета давно осознали тот факт, что для будущего успеха очень даже не помешает добротный кусок земли за приемлемую цену. Бесчисленное количество разговоров и обсуждений сего животрепещущего вопроса, в конечном счете, привело «вилланов» на Перри Барр, который «подготовили» аккурат к сезону 1876/77.

То был прекрасный пример трудов Джорджа Рэмзи, в один чудесный день прогуливавшегося вместе с Джимми Линдси по Астону, и наткнувшегося на приглянувшееся поле по улице Веллингтон Роуд. Бойкий акцент Джорджа произвел должное впечатление на хозяина участка, согласившегося на сезонную аренду в 5 фунтов. Правда, в следующем году неназванный мистер требовал уже 8 фунтов, а потом и все 10. Естественно «Вилла» имела потребность в бессрочном договоре, поэтому оставалось обратиться в компанию собственников, предложившую заключить 3-летнее арендное соглашение, стоившее уже 60 фунтов. Сумма ежегодно росла, в конце концов, добравшись до отметки в 200 фунтов, таким образом, через несколько лет породив идею нового стадиона, известного сейчас как Вилла Парк.

Джек Хьюз поведал о главном для команды событии того года:

…их радость была безгранична, когда Джордж Рэмзи сказал, что появилась перспектива переезда на поле Перри Барр по улице Веллингтон Роуд. [Позже] Еще большим было их восхищение, когда стало известно, что договор аренды подписан.

Когда они заполучили поле, там предстояло еще многое сделать. Нужно было установить ворота и заняться прочими другими вещами, но благо каждый принял посильное участие в этом деле, и вскоре все пришло в надлежащий вид.

Без сомнения, Перри Барр очень отличался от стадионов 1890-х, хотя он никогда не терял своего простоватого очарования. Вокруг росли деревья, некоторые из которых порой бесцеремонно вмешивались в игру. Первое время поляну окружали многочисленные стога сена, доставлявшие немало веселья игрокам и приводившие в замешательство зрителей, не понимавших, когда мяч ушел в аут, когда он вернулся оттуда, и как вообще оказался на другой половине поля!

Перед первым сезоном на Перри Барр состоялось и первое ежегодное собрание комитета «Астон Виллы», состав коего выглядел так:

Дж. Б. Рэмзи, капитан; У. Б. Мэйсон, вице-капитан; У. Х. Прайс, казначей; Д. Дж. Стивенс, почтенный секретарь;

Комитет: У. Уайсс, Э. Б. Ли, Дж. Хьюз, Э. Ч. Бишоп и У. Линдси.

Позднее мистера Стивенса на должности секретаря сменил Чарльз Миджли. Президентом клуба в какой-то момент того сезона стал преподобный Ч. С. Бичкрофт, сменивший на этом посту господина Х. Х. Хартшорна. Интересно, что по сей день неизвестно каким образом священник выбился в президенты футбольного клуба, хоть и неразрывно связанного с церковью. Согласно источникам, он родился в Лоустофте (графство Саффолк), а затем проживал в Веллингтоне (Ланкашир), где был церковнослужителем. Затем соответственно исполнял свои святые обязанности в бирмингемской Уэслианской церкви. К сожалению, никаких других подробностей касательно его персоны не имеется. Впрочем, самое время перейти к богатому на события сезону.

Мистер Джордж Кайнок – основатель местного завода боеприпасов, принесшего немало пользы народу – являлся одним из первых болельщиков «Виллы». В том году «вилланы» были удостоены покровительства сего некоронованного короля Астона, разъезжавшего во время матчей вокруг поля на лошади вместе со своей женой. Через десять лет он стал президентом клуба, но все эти годы до этого, состоятельный господин Кайнок оказывал неоценимую поддержку «Астон Вилле», будучи всегда готовым из своего кармана оплатить какие-либо расходы по торжественному случаю или по поводу приезда издалека команды противника.

В свое время, свободное место вокруг поля Перри Барр позволяло наиболее обеспеченным футбольным энтузиастам приносить необходимую экипировку с собой и, пройдя через специальный вход, переодеться и оставить вещи прямо там. Джордж Кайнок неплохо заработал на такой услуге, являвшейся, скорее всего, неким прообразом камер хранения. Для масс, однако, удобства отличались более ограниченным характером.

Лоу, Ли и Панк Список матчей для первого и второго состава, сформированный перед началом сезона, выглядел весьма внушительно. Первой команде противостояли «Уэднесбери Таун», «Стаффорд Роуд», «Уэднесбери Олд Атлетик», «Солтли Колледж», «Астон Парк Юнити», «Виктория Свифтс», «Калторп», «Вест Бромвич» (не «Альбион»), «Ковентри», «Ройал» и «Уэднесбери Олд Парк».

Летний переезд на Перри Барр, к тому же, поспособствовал приходу ряда игроков. Наиболее заметным новобранцем стал Сэм Лоу, призванный усилить полузащиту. Любопытно, что он обзавелся семьей раньше, чем начал играть в футбол. Сэм попал в команду благодаря одной из рядовых игр (что-то вроде тренировочного матча), на которую его занесло, и на которой он убедил остальных в своей необходимости.

Лоу чувствовал себя на поле, словно рыба в воде, посему уже после одной-двух игр во втором составе его без промедления привлекли к первому команде, где он так же без особого труда сделал себе репутацию отменного игрока. Любимая позиция Сэма находилась в районе центра поля – его называли куотербэком – где он своей потрясающей ловкостью и самоотверженной борьбой за мяч доказал партнерам собственную ценность. Джек Арри так писал о нем:

Что отличало его на поле среди других футболистов, так это внушительные бакенбарды с усами, причем такие темно-рыжие, что его было сложно не заметить, ведь он носился по полю Перри Барр, точно луч яркого света.

Он подпрыгивал так же легко, как каучуковый мяч, а его игра в отборе была грамотной, неуступчивой и чистой; более того, Лоу являлся истинным джентльменом, умевшим с достоинством и побеждать, и проигрывать.

Другим стойким полузащитником был Тедди Ли. Как один из основателей клуба он тоже заслуживает отдельного упоминания от мистера Арри:

Он был первоклассным спортсменом и славным парнем. Его восторг всегда казался искренним и неподдельным, в его глазах каждый из партнеров по команде выглядел героем. Игроком он прослыл усердным и одаренным, энергичным и умелым, и он наверняка счел бы такую характеристику за большую лесть, потому проще сказать, что он являлся превосходным полузащитником…в команде его всегда ценили за мужество и огромную любовь к игре, вдохновлявшую остальных; его мальчишеский задор и крепкие нервы будто бы «оживляли» команду, которая в свою очередь, если можно так выразиться, радовала его, поскольку Тедди Ли представлял собой лучший образец дружбы и исключительной преданности клубу.

По-моему, я никогда больше не встречал довольного проигрышем человека. Конечно, он любил побеждать и всегда этому радовался, но он мог веселиться и после неудач, когда флаг «Виллы», так сказать, был приспущен…Я видел, как Тедди Ли стоит и потешается над противником, который только что отобрал у него мяч – во время небольшой паузы он бы непременно подошел к нему и сказал: «Знаете, старина, это было весьма ловко – не поясните затем, как Вы это проделали»…пока в футбол играли благородно и справедливо, мне кажется, он до тех пор и уважал своих оппонентов, точно так же, как и собственных друзей. В нем действительно было нечто «великодушное». Он располагал всеми присущими порядочному джентльмену качествами, потому как всегда мог себе позволить восхититься способностями какого-либо игрока и тут же не заметить любой подлый прием…

Я вовсе не преувеличиваю, когда говорю, что он внес очень существенную лепту, добавив в становление «Виллы» веселый дух спортивной богемности, которая значительно повлияла на команду в те дни, и я уверен, что он сделал для клуба больше, чем знал об этом сам.

Еще одним футболистом середины поля, появившимся в «Астон Вилле» примерно в то же время был (не без участия Тедди Ли) некий Том Панк, чья фантастическая скорость приводила в истинный восторг завсегдатаев мидлэндских легкоатлетических сооружений. Ли, Панк и Лоу в дальнейшем составили едва ли не самую замечательную тройку полузащитников, какую хотелось наблюдать всегда.

Первые матчи на Перри БаррПравить

Старт новой кампании был положен 30 сентября 1876 года. На Перри Барр пожаловал «Уэднесбери Таун» (в будущем «Уэднесбери Строллерс»). Господам Мэйсону и Сотерсу, между тем, доверили такое ответственное дело, как сбор оплаты с посетителей названной встречи. Всего получилось 5 шиллингов и 3 пенса.

Лидерами команды противника считались двое Ноулзов (Дж. Р. и Б. К.) , капитанил Том Брайан, а помогал всем Альф Харви. Эти молодые удальцы из Черной страны оказались на редкость упорными соперниками, отчего «вилланам» потребовалось немало времени, дабы забить победный гол. Регулярные тренировки минувшего лета как-никак дали о себе знать в положительном ключе.

Второй матч сезона состоялся в Вулверхэмптоне, явившись очередным доказательством того, насколько же преобразилась команда при мистере Рэмзи. Игра, державшая в напряжении от начала и до конца, завершилась со счетом 1-1.

Через неделю (21 октября) на Перри Барр приехал уже знакомый «Уэднесбери Олд Атлетик», к сожалению, вновь вырвавший у хозяев победу (1-0). В одной из газет появился краткий отчет об этом матче:

АСТОН ВИЛЛА против УЭДНЕСБЕРИ ОЛД АТЛЕТИКПравить

Этот матч состоялся в субботу на Перри Барр. «Атлетик» выиграл жребий и начал игру против довольно сильного ветра. «Вилла» тем временем сразу же взялась энергично осаждать гостей. Незадолго до перерыва игра заметно ускорилась, что выражалось в преимуществе «Атлетика», обосновавшегося на чужой половине поля. Во втором тайме темп повысился еще больше и, в конечном счете, Э. Холмс сумел пробраться к воротам и вывести гостей вперед. Прекрасная игра Холмса заслужила отдельной похвалы. Со стороны «Виллы» первоклассно себя проявил Рэмзи.

«Астон Вилла»: Рэмзи (капитан), Линдси, Стивенс, Уайсс, Прайс, Лоу, Пэйдж, Дж. Линдси, Сач, Ли, Хьюз, Датсен.

А 4 ноября 1876-го «Вилла» потерпела крупнейшее поражение в сезоне. На собственном поле астонцы нещадно были биты парнями из колледжа Солтли:

СОЛТЛИ КОЛЛЕДЖ против АСТОН ВИЛЛЫПравить

Матч между вышеназванными командами был сыгран на Колледж Граунд в субботу, окончившись приятной победой хозяев со счетом 5-0. В первой половине игра проходила достаточно ровно – мяч в одинаковой степени часто оказывался у обоих ворот. Спорный гол – впоследствии засчитанный – забитый Фьюксом вывел «Солтли» вперед. «Вилла» же ответила двумя опасными ударами, с которыми голкипер Хук превосходно справился, не позволив себе пропустить мяч. После смены сторон «Солтли» стал действовать еще лучше и в последующие полчаса Фрэйзер забил два гола. В процессе упорной борьбы с обеих сторон хозяева, посредством суматохи у вражеских ворот, вновь заставили мяч пересечь линию, а через пять минут Фрэйзер отметился еще одним голом. Отличная игра в пас явилась превосходной манерой, коей запомнились обе команды. В составе «Солтли» чрезвычайно хорошо сыграли Пью, Фьюкс, Берд и Джонстон; в рядах «Виллы – Хьюз, Линдси и Сач.

«Астон Вилла»: Сач, Ли, Лоу, Мэйсон, Хьюз, У. Линдси (нападающие); Стивенс (куотербэк); Уайсс и Тэйлор (полузащитники); Мэттьюз (голкипер); Прайс и Линдси (защитники).

Футбольный сезон 1876/77 значится одним из важнейших в местной истории, ведь именно тогда случился первый розыгрыш Кубка Бирмингема, ставшего своего рода первым плодом деятельности местной ФА. Сама Ассоциации на ту пору включала 16 клубов, а прибыль от их членства на радость секретарю составляла целых 2 фунта, 14 шиллингов и 9 пенсов.

Желание участвовать в турнире наряду с «Астон Виллой» изъявили следующие коллективы: «Стаффорд Роуд», «Уэднесбери Олд Атлетик», «Уэднесбери Таун», «Калторп», «Астон Парк Юнити», «Элуэллс», «Солтли Колледж», «Сент Джорджс», «Харборн», «Каннок», «Вест Бромвич», «Харольд», «Ройал», «Типтон» и «Уэднесбери Олд Парк».

Первый раунд Кубка БирмингемаПравить

18 ноября 1876 года. Перри Барр. «Астон Вилла» – «Типтон».

У. Уайсс – У. Прайс, У. Тэйлор – У. Линдси, Э. Ли, С. Лоу – Дж. Рэмзи, У. Мэйсон, Картрайт, Дж. Хьюз, У. Сач.

Малоизвестный и мало чем примечательный клуб «Типтон» из одноименного промышленного городка, скромно расположившегося на полпути из Вулверхэмптона в Бирмингем, стал первым соперником «Виллы». Впрочем, их непривлекательная и местами примитивная игра, представлялась весьма трудным препятствием. Мистеры Пикокс и Хэйнс олицетворяли собой игру «типтонцев» в обороне. «Вилланы» же страстно желали победить и как можно дальше пробиться в кубке, чтобы повысить собственную репутацию.

Стоит еще добавить, что по тем временам, не каждый игрок имел возможность достаточно рано уйти с работы в субботний день и непременно успеть к началу игры. Более того, Перри Барр еще не обзавелся хоть какой-нибудь пристойной раздевалкой, посему игрокам приходилось переодеваться дома и в таком виде направляться к полю. Указано это все к тому, что в той встрече «Вилла» осталась без Тома Панка.

Игра же получилась не в меру грубой – в лучших традициях (тогда совсем небогатых) кубковых матчей. Пикокс просто буйствовал у своих ворот, сбивая легковесных оппонентов словно кегли. Тем не менее, бирмингемцы временами обходили названного верзилу и создавали некую опасность. И все же, «Типтон» забил один гол, «Вилла» забила два, но так и не выиграла – судья оказался «против обоих» ее мячей.

Проигравшие естественно опечалились данным исходом и вскоре обратились в Ассоциацию, великодушно посчитавшую сей протест «безосновательным». Но обитатели Перри Барр считали иначе.

И все же «типтонское несчастье» пошло только на пользу клубу, в оставшихся матчах сезона изо всех сил пытавшемуся произвести впечатление. В завершении этой темы нужно сказать, что 10 марта 1877-го «вилланы» посетили маленький Типтон (символ Черной страны, благодаря своим угледобывающим заводам) и взяли уверенный реванш со счетом 2-0.

Первый финал Кубка БирмингемаПравить

21 марта 1877 года. Бристоль Роуд. «Уэднесбери Олд Атлетик» – «Стаффорд Роуд».

Именно эти команды выбрались в финал первого Кубка Бирмингема. На калторпском поле Бристоль Роуд в тот день собралось порядка двух тысяч человек, засвидетельствовавших отчаянную борьбу за трофей. Турникетов в те времена еще не существовало, поэтому система прохода на стадион «стеной» пользовалась наибольшей популярностью среди мидлэндских граждан. Вот поэтому организаторам удалось собрать на входе всего 15 фунтов.

Перед матчем преобладало мнение, что оба клуба довольно хороши, а исход нельзя предугадать. Неудивительно, что как раз так и получилось – «Уэднесбери» взял верх в этом чрезвычайно увлекательном поединке со счетом 3-2. К слову, арбитром той игры был ни кто иной, как Джордж Рэмзи.

«Мак»Править

Среди двух тысяч, присутствовавших на том финале, затесался и некий джентльмен, коему было суждено вписать свое имя в историю «Астон Виллы» просто нестираемыми буквами. Ему предназначалось связать свое будущее с этим клубом, развивать и организовывать его самые важные и ответственные направления, и, наконец, стать собственно кровью, костями и сухожилиями «Виллы», несомненно, обладавшей блестящими игроками, но без него оказавшейся бы совершенно не в состоянии добраться до тех высот, каковые им годы спустя покорились.

Имя тому затерявшему в толпе господину – Уильям МакГрегор (или просто «Мак»). К 1877 году бородатый шотландец не отождествлял себя ни с одним бирмингемским клубом, при этом, регулярно появляясь на Бристоль Роуд и Астон Лоуэр Граундс. Другим, как оказалось позже, значительным для клуба человеком, 21 марта побывавшем на калторпском поле, являлся мистер Фергюс Джонстон.

Футболисты «Стаффорда» в тот памятный день были облачены в полосатые рубахи (на манер популярного в те годы шотландского «Куинз Парка») и выглядели настолько опрятно и здорово, что в глазах драпировщика МакГрегора выросли в фаворитов матча, к превеликому сожалению, не оправдав надежд этого почтенного мужа.

Впервые он оказался в Бирмингеме в 1870 году, приехав из шотландского Брако (графство Пертшир) и открыв со своим братом Питером модистский магазин на Саммер Лэйн. На тот момент Уильям МакГрегор, безусловно впечатленный огромной популярностью регби, абсолютно не интересовался футболом. Чуть позднее, устроив самостоятельный драпировочный бизнес в Астоне, он услышал о существовании клуба «Калторп», вскоре взявшись посещать их матчи, а потом разделив это увлечение с «Бирмингемом» (не «Сити»), которому так же не отказывал во внимании.

Мистер МакГрегор повидал множество знатных матчей на Астон Лоуэр Граундс, например, когда «Бирмингем» играл с сильнейшими шеффилдскими («Уэнсдэй» и «Хили») и ноттингемскими клубами.

Впрочем, не стоит ходить вокруг да около, а лучше узнать, как все произошло в действительности из уст самого героя нижеследующих строк. Эти воспоминания относятся к 7 октября 1911 года, за два месяца до его смерти:

Я часто посещал старое поле Астон Лоуэр Граундс, следя за клубом «Бирмингем» (или, как его называли «Клуб Куилтеров»). Помимо этого, я регулярно бывал зрителем и на поле Бристоль Роуд, когда там играл «Калторп».

Именно от одного из обывателей Бристоль Роуд я и узнал, что на Перри Барр играет неплохой клуб, называвшийся «Астон Вилла», причем в составе у них были один-два шотландца. Я отправлялся в странствие по тем сельским местам в дни матчей, располагая множеством свободных суббот. Собственно я стал завсегдатаем того старинного поля и решительным «вилланом». Думаю, именно тогда я впервые увидел маленького, щеголеватого и крепкого паренька [Джордж Рэмзи] в красно-черной полосатой кепке, красно-синей полосатой рубахе и таких же цветных гетрах, овладевающего мячом на своем фланге и уходящего от оппонентов, будто полосатая молния, оставляя за собой одного за другим и, наконец, доставляя мяч за линию ворот. То были дни процветания дриблинга, а Джордж прослыл большим его мастером…

Я примкнул к клубу вместе с ныне покойным Фергюсом Джонстоном, ставшим в том году вице-президентом. Вскоре после моего назначения, мистер Рэмзи пригласил меня на одно из заседаний командного комитета, чтобы обсудить возникшие затруднения по вопросу о расположении клуба…Так я впервые познакомился с футбольным управлением. Собрания проводились в доме «ветерана» Сэма Лоу, на Уильям Стрит, в Лозеллсе…Помню, что в те дни было непросто заставить игрока завершить карьеру – возрастные футболисты не уступали свое место даже в случае травм или простуды – все они были так увлечены и всегда стремились выйти на поле в субботу.

Союз МакГрегора и Рэмзи начал развиваться практически сразу. Они вместе посещали Уэслианскую церковь, а после этого часами обсуждали игру команды. Время шло, на матчи «Астон Виллы» собирались толпы народа. «Мак» писал о первых им посещенных играх на Перри Барр: «Когда я только заинтересовался клубом, у нас бывало не так много зрителей, приходивших на матчи. Зачастую единственными наблюдателями были я и Рэмзи. К счастью, слава Джорджа быстро распространялась».

Уильям МакГрегор в разные годы занимал в клубе должности вице-президента, казначея, почтенного секретаря и члена комитета. На протяжении многих лет работы он заслужил огромное уважение и восхищение. Однажды он взялся исполнить роль арбитра, на что болельщики через некоторое время отреагировали таким образом: «Мак» слишком справедлив для судьи!». Его исключительной безукоризненностью и беспристрастностью можно было только восторгаться. И бог знает, что бы «Вилла» делала без своего «футбольного отца», превратившегося спустя десятилетие в одного из лучших, если не лучшего, футбольного управленца в стране.


Летом 1877 года члены комитета «Астон Виллы» задумали устроить на Перри Барр собственные легкоатлетические соревнования. К большому несчастью, масштабность мероприятия оставляла желать лучшего, потому как клубная казна редко видела много денег, да и обратиться к покровителям вроде Джорджа Кайнока на тот момент, вероятно, не представлялось возможным. Таким образом, «вилланы» решили собрать хоть какие-то средства из своих неглубоких карманов, чтобы обеспечить состязания условными призами и наградами.

Спортивная встреча ознаменовалась чудесной солнечной погодой. Героем дня, как нетрудно догадаться, стал Том Панк, подтвердивший свои выдающиеся скоростные способности, уверенно победив в первом забеге: из 23 бегунов вторым пришел Джек Хьюз, при этом отстав от Панка более чем на 50 ярдов. Том, к слову, в тот же день выиграл и спринтерский забег. А после того малозначимого «домашнего» турнира неуловимый полузащитник «Виллы» полный сил и энергии будто расцвел на ведущих спортивных аренах Мидлэндса, каждый раз забирая с собой чемпионские призовые.

Спустя определенное время друзья, преисполненные запредельным энтузиазмом и оптимизмом, решительно открыли новую футбольную кампанию, подкрепленную прошлогодними успехами. Состав официальных лиц клуба выглядел так:

Преподобный Ч. С. Бичкрофт, президент; Дж. Б. Рэмзи, капитан; Дж. Хьюз, вице-капитан; Г. Мэттьюз, капитан второй команды; Т. Панк, помощник капитана; Э. Б. Ли, финансовый секретарь; Ч. Х. Миджли, почтенный секретарь, Финч Роуд, Хэндсуорт;

Комитет: У. Уайсс, Дж. Х. Ивз, Э. Вествуд и У. Сотерс.

Уверенность «вилланов» практически безупречно легла на грядущий сезон. Упорная работа и добротные результаты первой, второй, и даже третьей команды, еще раз подчеркнули большие амбиции клуба с Перри Барр. Тот сезон запомнился не только классными матчами, но и появлением в составе интересных лиц – словом, «Вилла» явно наращивала репутацию в Астоне, хотя до того, чтобы затмить тот же «Бирмингем» было еще далеко.

Перед началом футбольного сезона команда по-прежнему испытывала проблемы с позицией голкипера. Да, в последние годы в составе появлялись надежные игроки, способные более чем здорово играть на последнем рубеже, но здесь вопрос скорее крылся в стабильности – те надежные игроки сменяли друг друга почти перед каждой встречей. Очень кстати в ближайшее время на выручку бирмингемцам поспел дородный и темнобородый Джордж Копли, голкипер из колледжа Солтли. Примечательно, что до его прихода между стойками ворот успели появиться господа Уайсс, Сотерс и Мэттьюз, а позднее и мистер Скуайрс.

В обороне, между прочим, тоже обнаружились новые имена: У. Л. («Ллью») Саммерс и Харри Симмондс, прибывший из второго состава (в котором появился нападающий Билли Кроссланд).

Что же до атаки, то здесь никак не получалось разобраться с центром нападения, где успели поиграть и Джек Хьюз, и Джордж Пэйдж, и Билли Линдси (его брат Джимми вернулся в славную Шотландию). А когда Уильям Сач ушел в «Астон Юнити», то из второй команды тут же перевели Чарли Хьюза и Джорджа Стока.

Полной же противоположностью этим неурядицам выглядел правый фланг нападения. Когда участники самых первых матчей «Астон Виллы» один за одним покидали команду, или же просто заканчивали играть, на правом фланге «вилланской» атаки незыблемой оставалась пара Джорджа Рэмзи и Билли Мэйсона. Шотландец, возможно, оставался лучшим футболистом города, регулярно доказывая свое мастерство, в том числе и в сборной бирмингемской ФА. Мэйсон же, будучи превосходным бегуном, являлся идеальным дополнением к своему капитану. Их совместная игра без преувеличения считалась отличительной чертой «Виллы» тех лет. Футболисты приходили и уходили, а Рэмзи с Мэйсоном продолжали играть вместе на протяжении нескольких лет.

Кубок БирмингемаПравить

3 ноября 1877 года «Астон Вилла» одержала свою первую в истории победу в Кубке Бирмингема, со счетом 2-0 переиграв на чужом поле местный клуб «Сент Джорджс».

Во втором раунде турнира астонцев поджидал, скорее всего, самый неприятный из имеющихся соперников – колледж Солтли. Парни серьезно настраивались на поединок со своими недавними обидчиками, коих по-прежнему стоило опасаться. Памятуя об ужасающем поражении годичной давности, хозяева Перри Барр естественно были готовы к худшему, но не переставили надеяться на положительный исход.

Однако сила команды явно была подорвана в тот злопамятный день 22 декабря. Большинству футболистов «Виллы» пришлось на все парах мчаться в кэбах с работы, только бы успеть вовремя, а по прибытии второпях прорываться на поле. Исходя из этого, как можно предположить, игра не оправдала ожиданий – «вилланы» уступили 1-4, и по заверениям самих игроков вполне заслуженно. Любопытно, что один футболист из команды гостей через несколько месяцев перебрался в «Астон Виллу». Звали его Чарли Джонстон: сын члена клубного комитета Фергюса Джонстона он наверняка даже не предполагал, что останется здесь на долгие десятилетия.

История ЧарлиПравить

Покинув Солтли после Рождества (такова была участь колледжских команд, что с наступлением нового года по причине массового исхода молодых людей в университеты или во взрослую жизнь приходилось собирать состав практически с нуля), Чарли дебютировал за новый клуб 19 января 1878-го в игре с «Вест Бромвичем» (не «Альбион»).

Впервые он связался с футболом в 1874 году (весьма символично), являясь тогда воспитанником воскресной школы церкви Сент Мэрис, в Астон Бруке. Изначально «святые» играли в хоккей, но затем их спортивная страсть, скорее волей случая, перекинулась на регби, как только они обнаружили существование сего вида развлечений и заполучили более-менее пригодный мяч. Достоверно точно неизвестно играл или хотя бы состоял ли Джонстон в команде, когда происходил тот незабвенный матч на Уилсон Роуд 13 марта 1875, когда «Вилла» одержала свою первую победу в истории, но, тем не менее, Чарли дважды приходилось обыгрывать «вилланов» уже в составе сборной колледжа Солтли. На поле же он прослыл отменным универсалом, в равной степени удачно действуя и в полузащите, и в нападении, и на флангах.

Пик сезонаПравить

22 апреля 1878 года на улице Веллингтон Роуд, где уже второй год выступала «Астон Вилла», состоялся чрезвычайно примечательный матч. На Перри Барр пожаловал шеффилдский клуб «Хили» – бесспорные гиганты (в сравнении с «Виллой»), коих не без труда удалось уговорить дать возможность бирмингемским молодцам проверить свои истинные способности. Отчет о матче появился в газете Athletic News:

АСТОН ВИЛЛА против ХИЛИПравить

Матч был сыгран в понедельник, на поле Перри Барр, Веллингтон Роуд. Хорошая публика собралась в тот день, чтобы засвидетельствовать данное противостояние. Встреча началась в 3 часа дня пополудни, футболисты «Хили» первыми ввели мяч в игру. «Астон Вилла» предстала в очень сильном составе, тогда как состав гостей оставлял желать лучшего…С самого начала игроки «Хили», показавшие большое мужество и решимость, оказались бессильны перед превосходившими их и в скорости, и в точности ударов, хозяевами, тем самым общее впечатление, предвещавшее шеффилдцам легкую победу, вскоре рассеялось. Дэвис, вечно веселый и выступавший за «Астон Виллу», превзошел самого себя, показанной вместе с Рэмзи игрой добыв убедительную победу 4-0 (один гол был засчитан после спорного офсайда) в пользу «Астон Виллы». Среди гостей отчаянней всех пытались предотвратить поражение Пэттисон и двое Томлинсонов.

«Астон Вилла»: Скуайрс – Уайсс и Тэйлор – Джонстон, Ли, Эванс – Рэмзи (капитан), Мэйсон, Лоу, О’Коннор, Дэвис.

Упомянутый в этом отчете мистер Дэвис играл за «Виллу» первый раз. Необходимо заметить, что с его приходом фланги атаки обрели определенный баланс, посему не лишним будет подробней остановиться на личности этого молодого джентльмена.

История ЭлаяПравить

Элайша Дэвис (или просто Элай) познакомился с футбольным мячом в возрасте 16-17 лет. Один раз попробовав он не расставался с игрой еще много лет. Первым его клубом был «Флоренс», молодая астонская команда, взрастившая немало выдающихся бирмингемских футболистов той эпохи. Дэвис с первых дней нашел себя на левом фланге атаки, за что был прозван «человек-угловой». Ребята из «Флоренс» сразу же после своего появления стали откровением для местного футбола – их неповторимая игра, пропитанная юношеским задором и энергией, заставляла сложить оружие многие ведущие коллективы округи, включая «Астон Юнити», «Викторию Свифтс» и «Сент Джорджс».

Те времена запомнились полной свободой выбора для игроков. Без проблем можно было выступать за любую команду, одновременно состоя в нескольких клубах. По прошествии определенного времени способности Элая заприметил грозный «Бирмингем», один из сильнейших клубов города. Их мощный состав выглядел примерно так:

Чарли Куилтер – Капитан Бриндли, Уилкинсон/Дик Эванс – Том Брайан, Уилл Эванс, Хайрам Слэк/Джордж Пирс – Фрэнк Билл, Николлс, Харри Уэбстер, Джордж Куилтер, Говард Вотон, Дж. Ридделл, Альф Харви/Элай Дэвис.

Одни из лучших футболистов города «тысячи ремесел» каждую неделю собирались на поле Астон Лоуэр Граундс, частенько принимая сильнейшие команды севера Англии. Разнообразные сборные Ноттингема, Шеффилда, Дерби, Бертона и Шрюсбери неоднократно покидали Граунды поверженными.

Кроме того, Дэвис вместе с Томом Брайаном и Альфом Харви в том же сезоне успел сыграть в Кубке Бирмингема, представляя «Уэднесбери Строллерс». Ему довелось выбить из турнира колледж Солтли, однако уже в финале они не без скандала уступили «Шрюсбери».

Несмотря на то, что Элай впервые сыграл за «Виллу» весной 1878-го, на постоянной основе он примкнул к хозяевам Перри Барр только в следующем сезоне. Его игра всегда отличалась запредельной работоспособностью от начала и до конца матча, сопровождаясь характерной решимостью. Он без устали мчался по левому флангу, по очереди обходя оппонентов, – «Центр, Элай, центр!» – изо всех сил кричали партнеры, но, по его мнению, было еще рано. «Почему он не подает? Он же потеряет мяч!» – продолжались восклицания. Однако он уже занял любимое место вблизи углового: кажется, совсем несложно вступить в отбор и добиться желаемой цели, тем более, позиция совершенно невыгодна для атакующей стороны, но проходит еще мгновение и Дэвис уже торжественно прорывается к воротам, создавая голевую ситуацию. Это был фирменный ход Элая.

Уильям МакГрегор потом рассказывал:

Элай Дэвис…был блестящим нападающим, любой, кто видел его игру, подтвердит, что никто и никогда не доставлял мяч в центр лучше, чем он. Но у него имелась одна слабость…загоняя себя в угол он иногда терял мяч…

Список официальных представителей «Астон Виллы» перед сезоном 1878/79 принял следующий вид:

Дж. Б. Рэмзи, капитан; С. Лоу, вице-капитан; Т. Панк, капитан второй команды; Г. Мэттьюз, помощник капитана; У. Б. Мэйсон, казначей; Ч. Х. Миджли, почтенный секретарь;

Комитет: У. Сотерс, Дж. Хьюз, Ч. Джонстон, Э. Б. Ли и У. Джонс.

Что касается президентства, то в 1878 году преподобный Бичкрофт сложил свои полномочия как в Уэслианской церкви, так соответственно и в «Астон Вилле». Согласно имеющимся данным он отправился в Чорли, графство Ланкашир. Примечательно, что его уход повлек за собой формальный и окончательный разрыв связей между клубом и церковью. Конечно же, пост президента долго не пустовал и в течение грядущего сезона это место занял джентльмен почтенных лет по имени Уильям Медликотт Эллис: уроженец местечка Уиллоус, что неподалеку от Перри Барр, он прослыл видным бирмингемским политиком-консерватором в районе Хэндсуорта, а также плодотворным деятелем на поприще церкви. Иначе говоря, совсем неудивительно, что таковые и прочие другие старания в различных областях общественной жизни привели этого уважаемого и заслуженного человека на вышеназванную должность, возможно, не совсем соответствовавшую его благородному положению.

The Villa’s LionПравить

«Вилланский лев», гордо расположившийся на клубной эмблеме, появился на свет в октябре 1878 года, что подтверждают клубные почтовые конверты того времени. Девиз «Виллы» и собственно «лев» стали неотъемлемой частью команды с легкой руки шотландцев. Чарли Джонстон рассказывал:

Это случилось во многом потому, что примерно в то же время, как я присоединился к клубу, мне посчастливилось стать обладателем черной рубахи, обошедшейся в 7 шиллингов и шесть пенсов. Не видите связи? Ну, Вам стоит знать, что каждый аматорский клуб первым делом выбирает себе цвета. До этого наша команда носила черно-белые рубахи в горизонтальную полоску. Они со временем нехило износились и поистерлись, да и к тому же многие тогда играли в полосатой форме.

Именно поэтому мы отважились на нечто иное. По вышеназванным причинам, я предложил выбрать черный цвет, с чем все согласились. Естественно все это выглядело несколько мрачно, посему под влиянием наших шотландских вице-президентов, Фергюса Джонстона и Уильяма МакГрегора, и нашего шотландского капитана Джорджа Рэмзи, мы решили вышить на рубахах «шотландского льва», поручив это ответственное занятие сестре нашего секретаря, миссис Миджли.

Увы, но после стирки «лев» имел мало шансов сохранить свой первозданный вид. Он побледнел и потерял цвет. Исходя из этого, «Мак» послал в Шотландию за тридцатью «львами», красовавшимися на специальных желтых щитках, которые можно было по желанию прикреплять и откреплять с рубахи. Когда они прибыли, то были размером с десертную тарелку! А когда мы стали использовать их по назначению – все внимание отвлекал исключительно только «лев» – каждый из нас чувствовал себя, словно невеста в подвенечном платье. Когда мы, наконец, вышли на поле, то «великолепный лев» окончательно сразил нас; мы выглядели ужасно, поэтому этот неугодный «лев» вскоре отправился украшать клубные конверты и флаги!

С тех пор данный символ не появлялся на форме «вилланов» долгие годы. В 1957-м перед началом розыгрыша Кубка Англии было принято решение вернуть гордое животное на игровую форму. Интересно, что еще в 1894 году клубный комитет обсуждал подобную затею, так и не нашедшую отклика.

АрчиПравить

Драма, между тем, достигла своего апогея, а постоянно растущая аудитория полюбила парней с Перри Барр, и уже начала лелеять надежды на светлое будущее. Короче говоря, первый акт окончился, можно было смело отправиться в буфет, в то время как публика на балконе решительно потрескивала орехами и поедала апельсины, а может и принимала что покрепче. В этом перерыве самое время поразмышлять о прогрессе молодых удальцов из Астона. Сдается, что чего-то им все-таки не хватает – возможно, свежей крови, чего-то более выдающегося, чего-то нового, дабы наверняка гарантировать успех…Однако только взгляните: занавес вновь поднимается, все пребывают в напряжении, и под звуки вдохновляющей музыки из тумана появляется долгожданный герой, он же козырной туз «Астон Виллы» в последующем сезоне, тот, о ком стоило только обмолвиться – некий Арчи Хантер, 19-летний молодой человек, прибывший в Бирмингем 8 августа 1878 года.

Следует напомнить, что в свое время появление в Мидлэндсе Джорджа Рэмзи никоим образом не повышало вероятность того, что он, в конце концов, окажется в «Астон Вилле». С Арчи Хантером вышла похожая история. Еще в бытность игроком шотландского «Эйр Тисл» он заимел знакомство с Дж. Кэмпбеллом Орром, который со своим «Калторпом» нередко разъезжал по стране «горцев». Именно затем, чтобы присоединиться к упомянутому клубу, а заодно и найти подходящее ремесло, Арчи и поехал в Бирмингем.

К превеликой радости, на новом месте работы Хантера трудился человек по имени Джордж Аззел. Нельзя не сказать, что этот джентльмен являлся восторженным поклонником команды с Перри Барр, а узнав о своем новом коллеге как о футболисте, он непременно стал нахваливать «Виллу» и советовать тому попробовать себя именно там. Впрочем, поначалу пожелания Аззела не возымели успеха. Растолковать ситуацию опять возьмется мистер Чарли Джонстон:

Тогда я был регулярным членом команды. По вечерам мы постоянно собирались в Берт Хибеллс, что на углу Чэйн Уок. Это был табачный магазин с большой курительной комнатой наверху. Там-то я и повстречал малыша Аззела, поведавшего мне о молодом шотландце, капитане «Эйр Тисл», пришедшем к ним на фабрику Грэмс, в Сент Пол Скуэр. Но Арчи так и не послушал Аззела, начав разыскивать «Калторп». К счастью, ему это не удалось, и на следующее субботнее утро я пригласил его к себе домой на обед, а затем повел на Перри Барр.

Он сказал, что играет в защите. Мы разбились на команды, договорившись, что он будет играть против Рэмзи, Мэйсона и меня. Но после того как он пару раз безукоризненно пресек все наши атаки и однажды отправил меня в полет посредством своего бедра, сомнений в том, что мы нашли драгоценный камень, у нас больше не осталось.

Однако Арчи всего дважды сыграл в обороне (и немного в полузащите). По причине существования такого защитника как Харри Симмондс, новобранцу «вилланов» пришлось перебраться в центр нападения. Такое решение можно было назвать чуть ли не пророческим, поскольку Хантер с первых же игр сделался главной фигурой у чужих ворот.

Изменения в игре «Виллы» довольно скоро заметили многие, что привлекало еще больший интерес к команде. Неповторимый стиль и манера игры юного шотландца настолько впечатляли толпу, посещавшую тренировочные игры, что ожидания от ближайшего сезона возрастали день ото дня.

Великолепие и бескорыстие явно отличали Хантера от других. Демонстрируя превосходный дриблинг, он старался до последнего дюйма точно отпасовать на партнера, нередко увлекаясь комбинационной игрой. Говорили, что Арчи никогда не стремился во что бы то ни стало забить – почти всегда он отдавал передачу, даже в случаях, когда 99 футболистов из 100 взяли бы инициативу на себя и отправили мяч по назначению. Конечно, он и сам умел от души приложиться по воротам, но куда чаще ему приходилось применять свою способность выпутываться из самых сложных игровых ситуаций.

Арчи, безусловно, блестяще выступал, но его футбольные таланты, очевидно, затмевались его бесподобными лидерскими качествами. Лучшего капитана, чем Хантер, еще не видели на футбольном поле. Правда, не стоит забегать вперед.

«Бертонское приключение»Править

Первый матч шотландца в составе «Виллы» произошел 12 октября 1878-го. Бирмингемцы отправились в Бертон (в прошлом сезоне они победили здесь со счетом 4-1), чтобы сразиться с местным «Робин Гудом». Хозяева хоть и не отличались на поле особым футбольным умом, идеально компенсировали сей недостаток боевым настроем и силой.

Неприятности посыпались с того момента, как Чарли Миджли не успел на поезд, оставшись на платформе бирмингемской станции Нью Стрит с билетом на руках. В результате этого происшествия Джеку Хьюзу пришлось занять место одного из судей, что спасло его от выхода на ужасное поле, больше напоминавшее пашню. Впрочем, это было не самое страшное в сравнении со стилем игры «Робин Гуда», являвшего собой еще более отвратительное зрелище, нежели злополучное поле. Вся суть сводилась к тому, чтобы бездумно гоняться за мячом и как можно усерднее не замечать на пути соперников. Хантер в свою очередь, по-видимому, и не надеялся на многообещающий дебют, потому как чертовски свирепый противник при каждой возможности старался проявить это сомнительное свойство по отношению к нему. Хотя превосходство «Виллы» и было заметно невооруженным глазом, увезти ничью из пивной столицы Империи оказалось не так уж и просто. Арчи спустя годы вспоминал о том варварском матче:

…Было совершенно очевидно, что никто в Бертоне не хотел, чтобы мы победили, поэтому они были полны решимости помешать нам забить…а когда мы это сделали, кровь в жилах «робин гудов» начала вскипать…гнев зрителей был сродни всепоглощающему пламени…

Они встали прямо между стойками ворот…несколько сотен человек образовали собой живой щит…а когда удалось нанести точный удар, то мяч отскочил обратно и футболисты хозяев тут же взялись утверждать, что никакого гола не было…мы протестовали…но рефери не засчитал мяч и мы в знак протеста покинули поле.

Я был не прочь уйти, поскольку один из бертонцев до такой степени потерял контроль над собой, что носился за мной по всему полю. Он закатывал рукава и угрожающе махал кулаками всякий раз, как оказывался возле меня. Я подумал, что у него ко мне дело, но, к счастью, мне удалось избежать встречи с ним и спасти свою жизнь…Полагаю, я так и не позволил ему отобрать мяч, раз за разом обыгрывая его…А он видимо огорчился этим обстоятельством…

Несчастных «вилланов» заперли в раздевалке на полтора часа, дабы уберечь от разъяренной толпы. Ситуация накалилась до предела, когда к двери раздевалки подошел здоровяк из «Бертона» и выразил желание устроить поединок с сильнейшим из астонцев. Под это описание подходил разве что Билли Уайсс, но еще до начала волнующей схватки капитан хозяев вовремя подоспел и навел порядок.

Вот так, в значительной мере, благодаря умелым стараниям одного из «робин гудов» – по имени Оуэн – «бирмингемские львы» скорейшим образом направились к железнодорожной станции, оставив себе не самые приятные воспоминания о городе Бертон-апон-Трент.

Кубок БирмингемаПравить

Первый матч Арчи Хантера на Перри Барр состоялся в следующую субботу. Клуб «Рашолл Роверс», который многие относили к «темным лошадкам» Кубка Бирмингема, в стартовом же матче обиднейшим образом выбыл от «Уэднесбери Олд Атлетик». Ну а «Вилла» тоже без особых проблем разобралась с загадочными оппонентами (4-0). Спустя неделю удалось добиться еще одного легкого успеха – на этот раз был бит «Шрюсбери Инжиниерс» (6-2). Но те встречи походили скорее на разминку перед ответственным столкновением в первом раунде кубка города с «Астон Юнити».

2 ноября 1878 года. Астон Лэйн. «Астон Юнити» – «Астон Вилла».

Истинное дерби местного разлива за три последних года обзавелось определенной любопытной историей, отчего грядущий матч, несомненно, обещал получиться весьма запоминающимся.

В качестве главного судьи выступил Дж. Р. Ридделл (из «Бирмингема»), а некий нападающий Артур Браун, в скором будущем ставший «вилланом», тогда играл за «Юнити».

Ожидания оправдались в полной мере – отчеты в газетах то и дело упоминали о характерной той игре грубости. Бирмингемская ФА, желая знать правду, озаботилась данным фактом, и решила спросить с самих игроков. Футболисты в унисон заверили управленцев в том, что встреча вышла самой что ни на есть славной и веселой. Затем уже Ассоциация поспешила направить в прессу письмо с просьбой поправить неточности, появившиеся на газетных страницах применительно к означенному матчу.

Обе команды заслуживали победы, борясь до последней минуты. Хантер пребывал в отличной форме – обводил, пасовал, бил, будучи постоянным источником разнообразных проблем для защитников «Астон Юнити». К сожалению, на стороне «Виллы» в тот день не оказалось удачи. Судьба была против джентльменов с Веллингтон Роуд – в жесточайшем столкновении «львы», в конце концов, уступили 1-2. Еще обидней становилось от того, что они сумели забить и второй мяч, который все-таки был отменен главным судьей.

Чемпионы БирмингемаПравить

Невзирая на то, что Арчи начал свою карьеру на Перри Барр в октябре 1878-го, уже через месяц его пригласили сыграть за «Бирмингем» на Астон Лоуэр Граундс в компании следующих господ:

Ч. Х. Куилтер; Р. Литтлтон; Т. Батлер; Б. У. Стивенс; Ч. Аллен; Дж. Р. Куилтер; Ф. Билл; Х. Уэбстер; Дж. Р. Ридделл; Г. Вотон.

Известные на всю округу братья Куилтеры являлись сыновьями многолетнего владельца Астон Лоуэр Граундс – настоящее раздолье садов, прудов, полей, аттракционов и прочих достопримечательностей – Генри Куилтера. Господство этой четы продолжалось до тех пор, пока они не уехали в Южную Африку после продажи описанных богатств мистеру Ривз-Смиту из Брайтон Марина.

«Бирмингем» долгое время пользовался репутацией лучшего местного клуба. Впрочем, эта гегемония имела спорный характер. В конце 1877-го они крупно уступили команде из города Хэгли со счетом 5-2, а пару месяцев спустя умудрились проиграть сильному коллективу из Ноттингема. The Daily Gazette впоследствии отмечала, что после того матча футболисты отужинали в отеле Холт.

Ответная же встреча на поле ноттингемцев завершилась ничьей 1-1, поэтому было решено провести последнюю игру, чтобы определить сильнейшего. 9 марта 1878 года «бирмингемцы» в составе с Говардом Вотоном и Элаем Дэвисом на своем поле безропотно уступили 0-3, и, как сообщалось, им еще повезло проиграть с таким счетом. Но, по крайней мере, очередной вечер в отеле Холт никто не отменял!

«Вилла» же несколько лет ждала шанса столкнуться с «лучшим клубом города». Прекрасный момент для свержения «захворавшего короля» представился как нельзя вовремя.

23 ноября 1878 года. Астон Лоуэр Граундс. «Бирмингем» – «Астон Вилла».

Первый в истории матч этих выдающихся соперников запомнился убедительной победой «львов» из Астона. Рэмзи, Хантер, Сток и Чарли Хьюз попросту вымотали противников, находясь в чудесной игровой форме и показывая блестящую атакующую игру, полностью деморализовав врага. Несмотря на итоговый счет 2-1, кожаный снаряд еще немало раз мог побывать за линией хозяйских ворот. Толпа живейшим образом приветствовала «вилланов», которые одержали одну из самых неожиданных и впечатляющих побед за последнее время.

25 января 1879 года. Перри Барр. «Астон Вилла» – «Бирмингем»

По прошествии пяти недель состоялась ответная встреча. Интерес естественным образом подскочил в несколько раз, а «Бирмингем», определенно, рассматривал этот матч как возможность поправить репутацию и доказать, что последний поединок всего лишь случайность.

И нужно добавить, гости имели все, чтобы совершить задуманное, ввиду того, что в составе астонцев отсутствовал Джордж Рэмзи:

«Астон Вилла»: Хилл – Саммерс – Ли, Джонстон, МакБин – Мэйсон, Кроссланд, Хантер, Лоу, Ч. Хьюз, Сток.

«Бирмингем»: Капитан Уокер – Т. Батлер, Стивенс – Аллен, Эванс – Э. Дэвис, А. Харви, Билл, Г. Вотон, Дж. Р. Ридделл, Дербан.

Игра без сомнения получилась замечательной по своему содержанию. «Вилланы» проиграли жеребьевку, но через 15 минут после начала Хантер завершил свой потрясающий забег мощнейшим ударом, с которым Уокер, правда, справился, хоть и с превеликим трудом, однако подоспевший Мэйсон направил мяч куда следует – 1-0. И, тем не менее, вопрос о победителе оставался открытым и после смены сторон. Саммерс самоотверженно держал оборону, а Хантер продолжал истязать вражеских защитников. Под конец второго тайма Лоу опять нарушил бдительность Уокера, поставив точку в этом великолепном матче – 2-0!

Визит «Куинз Парка»Править

За пять дней до описанной выше игры на Веллингтон Роуд прибыл второй состав легендарного шотландского «Куинз Парка». На тот момент Джордж Рэмзи еще находился в строю, но это отнюдь не гарантировало положительного результата в столкновении с могучими шотландцами.

«Мы послали к Вам наш второй состав, и если Вы сумеете их победить, то можно будет обсудить приезд и первой команды» – сообщал знаменитый капитан сборной Шотландии Чарли Кэмбелл. «Вилла» могла лишь поблагодарить великодушных скоттов за такую возможность. Конечно, все с громадным нетерпением ожидали предельно важного матча с одним из сильнейших соперников, каких только видывал Перри Барр.

Накануне поединка в Бирмингеме грянул крепкий мороз и обильный снегопад, поэтому поле логичным образом промерзло и потеряло многие пригодные для футбола свойства. Члены клуба всеми доступными способами пытались вернуть или хотя бы приблизить поляну к надлежащему состоянию. Самые тщательно продуманные вычисления были посвящены количеству телег и мужчин, требуемых для указанных работ. Впрочем, наступившая ночь расставила все на свои места, украсив поле новым пятидюймовым слоем снега.

Времени хватило только, чтобы расчистить прямой путь от ворот до ворот, тогда как остальные участки поля оставались в прескверном состоянии. Думается, что этого несчастья хватило бы с лихвой, дабы отбить всякое желание у народа присутствовать на Перри Барр в тот день. Но, как это часто бывает, когда смиряешься с тем, что хуже уже точно не будет, судьба до невозможности изощряет ситуацию. Как раз в тот отвратительный день «Бирмингем» принимал на Астон Лоуэр Граундс команду Эдинбургского университета. И кто, спрашивается, не пойдет на прекрасные «куилтерские» Граунды, где обещает получиться отменный футбол, в угоду заваленному осадками полю «Виллы», принимавшей второй состав «Куинз Парка»? Хотя, можно было подождать появления граждан с «Куир Стрит».

В субботу шотландцы играли в Стоке, вовремя подоспев к понедельнику на гастроли в Бирмингем. Составы команд были таковы:

«Астон Вилла»: Хилл – Ллью Саммерс – МакБин, Джонс, Ли – Рэмзи, Мэйсон, Хантер, Лоу, Чарли Хьюз, Сток.

«Куинз Парк»: Моссман – О’Брайен, Тэйлор – Дэйви Андерсон, Митчелл – МакТэвиш, Смит, Бранд, Эдди Фрэйзер, МакГилл, Р. Фрэйзер.

Чарли Хьюз впоследствии отмечал, что глазвегианцы и впрямь недурно играли, учитывая, что Эдди Фрэйзер через год сыграл за шотландскую сборную, а Дэйви Андерсон потом перебрался в «Астон Виллу».

Касательно матча, то он вышел вполне интересным, хотя и был во многом испорчен погодой. «Вилла» имела преимущество на протяжении большей части первого тайма, итогом чего стал гол Хьюза. Но во втором тайме хозяева выглядели вымотанными на фоне отыскавших свою игру оппонентов - по прошествии 20 минут Смит на пару с МакТэвишем организовали гол в исполнении Бранда. Игра действительно смотрелась очень жесткой и неуступчивой, возможно, поэтому ничья бы никого не устроила – но все же «Куинз Парк» взял верх в этой сложнейшей борьбе, за 10 минут до конца вырвав победу.

Athletic News писала, что по ходу встречи шотландцам разрешили заменить травмировавшегося Эдди Фрэйзер: «добродушная уступка, о которой бирмингемцам в пору было сожалеть».

Если говорить о составе коллектива с Веллингтон Роуд, то нельзя не упомянуть мистера Хилла, высокого и ловкого парня, самоотверженно защищавшего ворота в той игре. А господин МакБин в свое время выступал за старый клуб «Грассхоперс» вместе с Билли Мэйсоном. И, наконец, юные форварды Чарли Хьюз и Джордж Сток, занимавшие место на левом фланге атаки, считались в том сезоне основными футболистами «Виллы».

Перри БаррПравить

К третьему году пребывания на Веллингтон Роуд «вилланы» значительно видоизменили собственное пристанище. Изначально вокруг поля располагались невзрачные ограды, промежутки между которыми позволяли наблюдать за матчами абсолютно бесплатно. В 1878 году эта проблема решилась возведениям более весомых ограждений, продержавшихся около 20 лет. После их установки рядом сколотили раздевалку, оплату которой согласился взять на себя мистер Уолтер Боуэн (владелец близлежащего паба "Корона и Подушка"), при условии, что половина помещения будет использоваться как закусочная, что по первости доставляло всякие неудобства при переодевании, особенно в ненастную погоду.

Другой негативной стороной арены являлся небольшой холм, существовавший прямо на поле: «Знаменитый холм Перри Барра к этому времени уже прочно вошел в футбольный фольклор!». Единственным достоинством, коим обладало это рельефное образование, считался несравненный дренаж: «Поле «Виллы» после дождя обычно остается в хорошем состоянии, в отличие от многих других клубных полей…».

Помимо этого, на поляне росли деревья. Приходилось натягивать между стволами канаты, чтобы зрители не высыпали на поле во время игры. Таковая необходимость естественно не приводила ни к чему хорошему, поскольку толпа, находясь в мало комфортном положении, попросту разрывала эти самодельные барьеры. Вдобавок к этому, на первых порах на самом поле обитали несколько деревьев, причем произраставших очень близко друг к другу: коварный Билли Уайсс частенько пользовался этим обстоятельством по ходу матча, зажимая там соперников. Когда же растения срубили, то лучше не стало – бельмом на глазу оставались пни, раздражавшие игроков и очевидцев.

Правда, однажды пни исчезли, но подробности произошедшего некоторое время были окутаны большой тайной. Позднее выяснилось, что тот случай оказался отличным примером гениального обмана в исполнении Джорджа Рэмзи.

Одной спокойной ночью или ранним утром – это не имеет особого значения – проживавшие поблизости от Перри Барр люди вскочили со своих постелей, будучи весьма напуганными ужасным взрывом неподалеку. Сначала подумалось, что грохнуло на заводе Кайнока, который вполне мог загореться, учитывая специфику производства. Впрочем, эти догадки вскоре были признаны ошибочными.

Ситуацию прояснил осмотр футбольного поля на Веллингтон Роуд, приведший к обнаружение ошметков тех самых пней, подорванных посредством динамита. Долгое время никто и понятие не имел, кто же являлся этим или этими злоумышленниками, оторвавшими ото сна всю округу. Впоследствии правда все-таки всплыла на поверхность – ответственными за это происшествие являлись Джордж Рэмзи и некий мистер Джонс. Капитан «вилланов» тогда квартировал напротив стадиона, а на совершение это дела его подбил как раз второй господин. Джентльмены выбрали подходящий случай и немедленно приступили к осуществлению своего «черного» замысла. Воистину это нужно быть богом или святым, чтобы получить шанс воочию лицезреть как Рэмзи со своим товарищем в смертном страхе, что заряд не сработает, удирают с места событий в надежде выйти сухими из воды!

Первый трофейПравить

Рассказывая историю «Астон Виллы» невозможно обойтись без истории Футбольной Ассоциации Бирмингема, точно так же, как рассказывая историю Футбольной Ассоциации Бирмингема невозможно обойтись без истории «Астон Виллы». Они с самого начала были связаны между собой, вместе росли и развивались, ставили общие цели, поэтому даже не стоит и пытаться разделять их историю, за многие годы ставшую попросту единым целым.

15 ноября 1879 года. Сборная бирмингемской Футбольной Ассоциации в очередной раз встречалась со сборной Лондона в столице Империи. До сего момента история их противостояния говорила лишь о том, что северянам предстоит потерпеть очередное крупное поражение. Достаточно было взглянуть на общий счет встреч – 27-0.

Однако с этой даты и стоит начать нынешний рассказ, потому как именно тогда наступил тот самый момент, когда бирмингемцы положили этим бесконечным неудачам конец. Они чуть ли не впервые сумели показать все, на что были только способны, наградой чему стала долгожданная виктория со счетом 2-1.

Через две недели к лучшим футболистам Западного Мидлэндса с предложением провести встречу на Перри Барр обратились представители шеффилдской ФА. «Виллан» Харри Симмондс представлял в этом поединке хозяев поля, сменив в составе мистера Гатерса, стоявшего на страже обороны в Лондоне. Игра, в целом, запомнилась мощью шеффилдской атаки, отметившейся двумя безответными мячами.

Впрочем, лучшая игра, какую футболист только мог вообразить, имела место зимой следующего года. Но для начала необходимо обратиться к предшествующим этому событиям.

17 января 1880 года. На поле Астон Лоуэр Граундс вышла сборная шотландских графств, намеревавшаяся взять верх над местными мастерами футбольного мяча. Харри Симмондс снова играл защитника, на этот раз в паре с небезызвестным мистером Уордом из «Ньюпорта», в то время как Арчи Хантер усилил атаку. Но шотландцы, в конечно счете, добились минимального перевеса (3-2) – действо определенно запомнилось исключительным великолепием футбольных умений, наглядно продемонстрированных и победителями, и побежденными.

7 февраля 1880 года. И вот насатло время ответного матча с господами из столицы. На том же Лоуэр Граундс бирмингемцы волнующим образом «горели» после первого тайма 0-2. И даром, что Хантер находился в характерной для него превосходной форме, все равно лондонцы держали игру под своим контролем. И, вероятно, они уже уверовали в положительный исход, ведь игра собственно была сделана. Но на вторую половину вышли уже две абсолютно разные команды. Хозяева, вдохновленные изумительными проходами Тедди Джонсона, капитана колледжа Солтли, невообразимым образом взяли и наколотили пять голов подряд, соорудив на радость зрителям и самим себе фантастический триумф!

The Daily Gazette отмечала, что «Лоу стал лучшим полузащитником, до этого не игравшим за бирмингемскую ФА» и, что этот матч «еще долго будут помнить…как тот, который вознес игру бирмингемцев на вершину лучших образцов дриблинга».

От «Виллы» в том зрелище приняли участие уже названные Харри Симмондс, Сэм Лоу, Арчи Хантер, а также его неупомянутый брат Энди. Астонцам, конечно, очень повезло с появлением на сцене старшего Хантера в прошлом году, но еще большей удачей стал приход ранней осенью 1879 года рослого, справедливого и светловолосого Энди Хантера.

ЭндиПравить

Он приехал в Бирмингем из Глазго, до играя там за «Терд Ланарк» на правом фланге нападения. По словам Уильяма МакГрегора младший Хантер считался лучшим правым крайним во всей Шотландии. Парнишка и вправду был вундеркиндом, иначе как расценить подобные комплименты применительно к 15-летнему подростку?!

Еще до «Терд Ланарка» Энди начинал в малоизвестном глазвегианском коллективе под названием «Ланселот». Интересно, что в этой же чудесной юниорской команде рос и некий Хью МакИнтайр, будущий капитан «Блэкберн Роверс» 1880-х. Хью и Энди оставили клуб примерно в одно время (МакИнтайр отправился в «Рейнджерс»). Другими словами, джентльмены с Перри Барр могли всего лишь в который раз поблагодарить судьбу за то, что на свете было несколько Хантеров, некоторые из которых отменные футболисты, а двое играют у них.

Мистер Джек Арри всегда имел что сказать о ранних «вилланах», и Энди не стал исключением:

У него была необыкновенная способность держать мяч, но больше всего запоминалось, как он прокидывал его вперед; значит, окружают Хантера защитники в углу поля, и совершенно внезапно Вы видите, как мяч на глазах изумленных соперников «шлепается» в центр. Он не отличался особой скоростью, но у него всегда хватало сил покрыть нужное расстояние, заставив защитников задыхаться…

Энди, наверное, никогда не волновался, поскольку прослыл человеком, не обращающим внимания на пустяки, воспринимая вещи такими, какие они есть, с присущим ему хладнокровием. На него всегда можно было положиться в самые ответственные моменты на поле, потому как его ледяное спокойствие не единожды спасало команду, казалось поникшую, от надвигающегося бедствия, неожиданно превращавшегося в победу…

Много лет спустя Уильям МакГрегор написал:

Энди был отличным, рисковым игроком. Его никто не учил играть на правом фланге, он научился этому сам. В «Терд Ланарк» его называли лучшим из лучших. Джон Хантер (защитник, выступал за сборную Шотландии (1874-77) и один сезон за «Рейнджерс»), третий их брат, тоже играл в том клубе…Сомневаюсь, что футбол еще когда-то видел настолько одинаково талантливых братьев.

18 октября 1879 года. В первом раунде Кубка Стаффордшира «вилланы» встречались с «Уолсолл Свифтс» на их поле. Это был первый матч Энди в составе «львов», и он ему определенно запомнился, учитывая благоприятный счет 7-1.

Как описывалось выше, Перри Барр еще не видывал такой замечательной фланговой игры в исполнении одного игрока. Здорово было наблюдать, как он направляется с мячом к углу поля и тут же без всяческих видимых препятствий мчится к воротам. Но даже у такого как Энди имелась одна весомая слабость – одно из его коленей. Совсем внезапно, в самый разгар игры, он, прихрамывая, останавливался, после чего товарищ по команде – как правило, его брат – помогал ему прийти в себя. «Все в порядке», можно было услышать из толпы, желавшей знать, что «это только лишь колено Энди, и через минуту он снова рванет в бой». А когда Арчи справлялся с негодным суставом, то игра возобновлялась.

МакГрегор называл его «человеком с двумя сердцами». Правда, со временем стало ясно, что у Энди «всего-навсего» одно сердце, и оно явно не в порядке, что было особенно заметно в последние годы его карьеры – на поле он казался ужасно медлительным и безучастным, тем самым заработав репутацию ленивого игрока среди тех, кто не знал всех обстоятельств дела.

Можно не сомневаться, что первые признаки той болезни начали проявляться, когда Энди только приехал в Бирмингем. Даже в те первые годы он жаловался на странную усталость, которая порой совершенно угнетала его, однако Хантер-младший был слишком сдержанным человеком, чтобы распространяться о своих проблемах.

О клубе и командеПравить

Между тем, футбол все больше привлекал простой народ на Перри Барр, что требовало грамотного контроля при организации матчей. Выручка с билетов в сезоне 1879/80 небывалым темпом понеслась вверх – 173 с лишним фунта вместо прошлогодних 42. Общий доход составил 235 фунтов 11 шиллингов и 9 пенсов, что втрое превышало показатели последнего сезона. Отныне такая необходимость как «займы у членов клубного комитета», неизменно оставлявшая «Виллу» на плаву, отпала.

Среди тех, кто вкладывал свои личные деньги в команду нельзя не упомянуть доброе имя господина Джоша Маргошиса, первого председателя Aston Villa Limited, основанной в 1896 году, а также будущего вице-президента «Виллы». Он долгое время верой и правдой служил на благо клуба.

В то же время нет никаких сомнений, что «Астон Вилла» в том году лишилась великолепного секретаря Чарльза Миджли, вынужденного оставить пост ввиду нехватки времени на собственное дело. Он превосходно справлялся с этой должностью и заслужил самую восторженную похвалу за свою работу. Приемником его стал мистер У. Джонс, который пробыл на посту совсем недолго, после чего освободившееся место занял не менее уважаемый Билли Мэйсон.

Впрочем, нужно уделить внимание не только перестановкам в комитете, но и несколько изменившемуся составу. Харри Симмондс, еще в прошлом сезоне выступавший во второй команде, теперь доигрался, как известно, до приглашения в сборную местной Ассоциации. Считаясь одним из лучших защитников Мидлэндса, Харри к тому же прославился своими разудалыми длиннющими выносами мяча, которые были прозваны «колесом Симмондса».

В воротах появился некто Джон Болл. Рассказывать о том, как он попал в команду, нет нужды, поскольку однажды он сделал это сам, в 1909 году написав объемное письмо в газету The Villa News. Вот некоторый отрывок:

До 1877 года я играл исключительно в регби, чаще всего в Лондоне. После переезда в Бирмингем я со временем присоединился к клубу «Аркадианс», которому долго не удавалось договориться с «Виллой» о товарищеском матче. Я играл в воротах, и мое регбийное прошлое явно пригодилось, хотя некоторые полагали, что с моим ростом в 168 сантиметров даже не стоило и пытаться. И все-таки, «Вилла» забила всего один гол, отчего воодушевленным «аркадианцам» захотелось ответной встречи, которая, мне кажется, завершилась ничьей 1-1…Во всяком случае, Джордж Рэмзи, Мэйсон и Арчи Хантер подошли ко мне после матча и попросили сыграть за «Виллу». Я был «очень рад в тот день!» и, помню, что мой клуб тоже чувствовал особую гордость.

Джек Арри вспоминал Болла таким:

...смелый, черноволосый, бесшабашный парень, ловкий как кошка, отважный как пират, и обладатель редких способностей, хотя его пылкость нередко оставляла ворота без присмотра! ...Но если он пропускал, то и спасал в таких ситуациях, в которых иной менее талантливый человек не смог бы этого проделать…

Это был тот самый сезон, когда Сэм Лоу великолепно играл в полузащите, до этого не менее здорово выступая в атаке. В единоборствах ему не было равных – Сэм был просто безупречен. Партнерами Лоу, как повествовалось в предыдущих частях, стали Тедди Ли и Том Панк, вместе составившие чудесную тройку полузащитников.

Прибывший в предыдущем сезоне Чарли Джонстон обычно играл на позиции левого хавбека или же левого форварда. В нападении по-прежнему был непоколебим правый фланг в лице Джорджа Рэмзи и Билли Мэйсона. А вот слева: прошлогодние герои Чарли Хьюз и его коллега Сток уступили место более искусным форвардам – Элаю Дэвису и Энди Хантеру.

Second City DerbyПравить

27 сентября 1879 года. На поле по улице Манц Стрит, что в пригородном районе Смолл Хит, случился матч между двумя бирмингемскими клубами – «Смолл Хит Альянс» принимал «Астон Виллу». Минимальная победа досталась гостям с Веллингтон Роуд.

Тот день вписан в футбольную историю Бирмингема как дата рождения главного городского дерби. Но разве кто-то предполагал, что малозаметный до сего сезона «Смолл Хит», основанный в 1875 году крикетистами из церкви Холи Тринити, и первое время переезжавший с места на место в поисках постоянного пристанища, сумеет выбиться в бирмингемскую футбольную элиту? Правда, нельзя не заметить, что истории зарождения обоих клубов весьма схожи.

Впрочем, в том году главным соперником «Виллы» по-прежнему оставался уже не такой грозный «Бирмингем». Джентльмены с Астон Лоуэр Граундс, безусловно, оскорбились двумя поражениями прошлого сезона, поэтому, вне всякого сомнения, жаждали убедительного реванша, иначе рисковали окончательно потерять статус самого популярного клуба округи.

Как и следовало ожидать, на Перри Барр пришло немалое количество астонского народа, желавшего лицезреть хороший футбол. «Бирмингем» вышел на поле в очень крепком составе, вобравшем в себя наилучшие образцы местной футбольной знати:

«Астон Вилла»: Клементс – Х. Симмондс – Т. Панк, Т. Ли, С. Лоу – Арчи и Энди Хантеры, Дж. Рэмзи, Б. Мэйсон, Э. Дэвис, Т. Лоу.

«Бирмингем»: Хилл – Стивенс, Куилтер – Эванс, Даттон – Томкинсон, Дж. Р. Ридделл, Тэйт, Говард Вотон, Ридделл, Артур Браун.

Гости с первых же минут принялись демонстрировать недюжинный характер и целеустремленность, каковые бесценные качества, к сожалению, ни к чему не привели. Но после смены сторон «бирмингемцы» все-таки удовлетворили свое стремление, сокрушив «вилланскую» оборону. Правда, думается, лучше бы они этого не делали, потому как может быть избежали бы тех четырех мячей, полученных в ответ.

Голкипер проигравшей стороны мистер Хилл заслуживал, пожалуй, наибольшей похвалы среди своих товарищей, коих явно было в чем упрекнуть. Хантеры, Элай Дэвис, Тедди Ли и Сэм Лоу нагляднейшим образом продемонстрировали всю разницу между командами.

Вот именно после того матча «Вилла» со всей смелостью и могла проявлять свои притязания на звание лучшего клуба города. Любопытно, что в дальнейшем соперники больше никогда не встречались – отныне «Бирмингем» больше не намеревался терпеть унизительные поражения, постепенно канув в лета, как некогда могучий бирмингемский клуб.

Три кубкаПравить

11 октября 1879 года. По сообщениям прессы третий матч сезона привлек на Перри Барр около тысячи зрителей. В соперниках был «Сток», бывший тогда главной силой в Северном Стаффордшире, что подтверждается двумя подряд завоеванными кубками названного графства. Уверенная победа хозяев 4-1 лишний раз доказала, что «Вилла» метит не только на господство в Бирмингеме.

6 декабря 1879 года. «Гончары» вернулись в декабре, только теперь играть предстояло уже в рамках того самого Кубка Стаффордшира. Довольно странно, что в тот день аудитория на Веллингтон Роуд пожаловала совсем скудная по своей численности. И все же ничто бы не остановило астонцев – они довольно крупно обыграли противника со счетом 6-2, и вышли в следующий круг соревнований.

А за несколько дней до описанного матча команда начала борьбу за очередной кубок Бирмингема, поэтому не будет лишним вспомнить историю выступлений команды в последних сезонах.

Впервые «Вилла» попытала счастья в этом турнире три года назад, в 1876-м. В первом раунде тогда достался, казалось бы, проходимый «Типтон». Более того, матч судил член клубного комитета Гарри Мэттьюз, однако сей молодой джентльмен являл собой настолько непредвзятую и благородную личность, что в итоге засчитал сомнительный гол «типтонцев» и не засчитал два мяча «вилланов». Через год парням с Перри Барр все-таки покорился первый раунд, но уже во втором они были нещадно биты колледжем Солтли. В 1878 году пришлось потерпеть обиднейшее поражение уже от заклятых врагов из «Астон Юнити». И вот, наконец, настало время в четвертый раз испробовать свои силы в этом сложнейшем и оттого не менее увлекательном состязании.

22 ноября 1879 года. «Вилла» с легкостью расправилась с первым своим оппонентом, местным «Эксельсиором» (8-1). Примечательно, что в тот же день «Смолл Хит» сенсационно обыграл в гостях «Уэднесбери Олд Атлетик» со счетом 2-1. Джордж Холден, тогдашний крайний нападающий «Олд Унс» и сборной Англии, объяснял поражением тем, что на поле вышли всего двое трезвых игроков – остальные были еще далеки от приемлемого состояния, поскольку утром отмечали свадьбу одного из своих приятелей – какой тут Кубок Бирмингема?!

Но чем еще привлекателен тот насыщенный сезон, так это долгожданным дебютом «Астон Виллы» в Кубке Англии. Интересно, что имелся в составе «львов» один футболист, однажды имевший опыт игры в старейшем клубном турнире. Имя ему Элай Дэвис, допустивший такую неосторожность 30 января 1878 года. Занимательную историю эту надо бы начать с того, что упомянутый выше «Бирмингем», прослыл очень даже добродушным клубом, редко отказывавшем помочь прочим коллективам собственными игроками, какие примеры можно обнаружить в уже опубликованных частях. Так вот, в первом раунде Кубка Англии сезона 1877/78 Том Брайан, один из лидеров команды с Лоуэр Граундс, выступал в составе валлийского клуба «Друидс», в матче против «Шропшир Уондерерс», и ко всеобщей радости рексхэмского люда забил единственный и победный гол. Пройдя в третий круг автоматически [шотландский «Куинз Парк» по привычке снялся с розыгрыша Кубке Англии, когда дело доходило до матчей] обнаружилась необходимость отправиться в Чэтхэм, чтобы сразиться с легендарным «Ройал Инжиниерс» [финал в 1872 и 1874, победа в 1875]. «Друиды» в лице Ллевелина Кенрика, основателя валлийской ФА, переживать о том, что денег на поезд не наблюдается, не стали, а написали письмо Чарли Куилтеру, другому лидеру «бирмингемцев», с просьбой прислать подмогу, на что получили положительный ответ. Вероятно, мало кто предполагал, что в тот январский день Чэтхэм не увидит на футбольном поле ни одного валлийца – некий Энди Уотсон, тоже согласившийся по доброте душевной приехать из Глазго, наверняка чувствовал себя не очень уютно в компании 10 парней из Бирмингема, в числе которых затесался и Элай Дэвис. Самый экспериментальный состав в истории «Друидс» проиграл 0-8 и выбыл из кубка…

13 декабря 1879 года. Для команды Джорджа Рэмзи борьба началась со второго раунда. В соперниках были старые знакомые – «свора Чарльза Крампа», железнодорожники из «Стаффорд Роуд». Действо на промерзшем вулверхэмптонском поле, как и подобает, протекало захватывающим образом, и окончилось боевой ничьей 1-1. Первый в истории гол «вилланов» в Кубке Англии забил Энди Хантер. Переигровка на Перри Барр состоялась только 24 января, когда все остальные противостояния уже выявили победителей.

Как и в предыдущем поединке на поле не наблюдалось недостатка самоотверженной борьбы и воли к победе. К счастью, сильнее этого всего хотели «бирмингемские львы», пропустившие первый мяч только на последних минутах, что не отразилось на итоговом счете – 3-1 (дубль Билли Мэйсона и гол Сэма Лоу).

Однако, больше в том розыгрыше Кубка Англии «Вилла» не играла. Дело было так: в третьем раунде им выпала мощная сборная Оксфордского университета, бравшая трофей в 1874-м и выходившая в финал в 1877-м. Более того, последним соперником оксфордцев в турнире являлся никто иной как «Бирмингем» – аматоры без труда оформили разгром 6-0 (а возможно и 8-0) на Астон Лоуэр Граундс, и явно настраивались произвести похожие операции и с «вилланами», но те логичным образом отказались от продолжения борьбы.

Уильям МакГрегор спустя годы объяснял, что у клуба якобы не имелось в наличии достаточного количества средств на затратную поездку в Оксфорд и обратно, а также тем, что у многих футболистов команды не нашлось бы времени ввиду занятости на работе. Правда, здесь, кажется «Мак» явно слукавил – конечно, «Виллу» могли унизить, но стоило ли так полагаться на неудачный пример «Бирмингема»? Команда ведь была на ходу и уж точно могла дать бой фаворитам. Но справедливости ради стоит сказать, что «Оксфорд» в итоге вышел в финал. А в клубе, по всей видимости, может просто решили, что пока рано сражаться на три фронта, да еще и в таком ответственном соревновании, потому как лучше приложить все силы на местные турниры, где было куда больше возможностей добиться успеха.

31 января 1880 года. Через неделю после второго матча со «Стаффорд Роуд» бирмингемцы (в третьем раунде Кубка Стаффордшира) поджидали в гости крепкий «Уэднесбери Строллерс». Игра, необходимо упомянуть, целиком и полностью оправдала всяческие ожидания, завершившись с великолепным счетом 3-2 в пользу «вилланов». Очередной барьер был преодолен.

14 февраля 1880 года. Напряжение нарастало неделя за неделей – снова Кубок Бирмингема и тревожное путешествие в Шропшир для встречи с опасным «Ньюпортом» во главе с выдающимся мистером Уордом в обороне, имя коего джентльмена знало наизусть едва ли ни все мидлэнсдкое население. Утверждалось, что «Вилле» нужно сыграть в самый лучший в жизни футбол, чтобы только пройти в полуфинал.

Один неизвестный печатный орган тех дней особенно не верил в положительный результат, весьма недурно восхваляя игроков соперника. На деле же выяснилось, что не так страшен «Ньюпорт», каким его все представляли. «Львы» буквально в клочья разорвали друзей знаменитого мистера Уорда и его самого – 7-0 и теперь уже вслух можно было заявить о притязаниях на два трофея!

28 февраля 1880 года. Астон Лоуэр Граундс. «Астон Вилла» – «Астон Юнити»

В шаге от полуфинала Кубка Бирмингема судьба столкнула заклятых врагов между собой. Этот матч стал одним из тех, которые очень сложно выкинуть из памяти. Молодцы Джорджа Рэмзи горели желанием взять реванш за прошлогоднее поражение. И совсем не зря эту встречу вздумали устроить на лучшей и самой вместительной бирмингемской арене. Оно того, безусловно, стоило.

«Астон Вилла»: Болл – Симмондс – Ли, Панк, Лоу – Мэйсон, Рэмзи, А. Хантер, Э. Хантер, Дэвис, Джонстон.

«Астон Юнити»: Бэйли – Томас, Томпсон – Ханди, Дербан – Ч. Дербан, Эшфорд, Лоуренс, Огден, Сач.

Характер противостояния был ясен с самого начала. Многочисленные собравшиеся очевидцы до хрипоты гнали свои команды вперед. В этой игре, которая, как можно предположить, была далека от приятной дружеской встречи, слишком многое стояло на кону. С первых дней рождения этого противостояния клубы прониклись друг к другу небывалой ненавистью.

Уже после матча местные газеты обвиняли «Юнити» в чрезмерной грубости и, несомненно, таковые порицания являлись довольно справедливыми с одной стороны, а с другой – многое из написанного было преувеличено и совсем ни к месту.

Нужно отдать должное обоим коллективам за самую что ни на есть самоотверженность и борьбу до конца, свойственные таким событиям. На Лоуэр Граундс не было места милосердию, вежливости и прочим добродетелям, результатом чего явились многочисленные и ненужные стычки между футболистами. Зачинщиками в первую очередь выступили игроки «Юнити», но им не пришлось долго ожидать, чтобы и в составе «астонских львов» нашлись те, кто мог достойно ответить на провокации.

«Вилланы», во всяком случае, показывали лучшую игру, нежели соперник, хотя здоровенный Том Бэйли между стойками действовал выше всяких похвал. Первый тайм стремительно пролетел, а счет так и не был открыт. За считанные минуты до смены сторон «Виллу» постигло огромное несчастье – Дэвис, один из самых активных игроков атаки, неоднократно будораживший оборонительную цитадель «Юнити», получил болезненный удар от одного из защитников и внезапно повалился на землю. Осмотр показал вывих руки. Команда осталась вдесятером, силы были на исходе, и вдобавок к этому появилась временная суматоха в игре, грозившая перерасти в неприятности у собственных ворот. Однако перерыв наступил как раз кстати - 0-0.

Битва во второй половине казалась еще ожесточенней. Первое время «Вилла» все никак не могла отделаться от чувства нехватки Элая Дэвиса, но не без труда ей все-таки удалось в нужный момент сплотиться – даже в отсутствии одного футболиста «львы» смотрелись с «Юнити» на равных. Но и тогда беды не перестали преследовать ребят, когда Арчи Хантеру со всем радушием врезали в колено, что еще больше ослабило всякую надежду на удачный итог. Впрочем, когда возникали редкие моменты, нападающие «Виллы» давали повод зрителям восхититься замечательными способностями мистера Бэйли.

Последние минуты точно так же ничего не предвещали. Будучи в меньшинстве парни с Веллингтон Роуд продолжали прессинговать как сумасшедшие, но безрезультатно – ничья была неизбежна. Но, в какой-то момент заключительных мгновений игры Чарли Джонстон получил мяч на левом фланге, после резкого рывка отпасовал на Арчи Хантера, которому представилась отменная возможность открыть счет, но хитрюга Арчи заприметил находившегося в еще более выгодной позиции Джорджа Рэмзи и незамедлительно поделился мячом – капитан безотлагательно воспользовался образовавшейся услугой и разящим ударом поразил ворота Тома Бэйли, забив единственный гол в этом полном энтузиазма и безумия матче. «Вилла» впервые в своей короткой истории вышла в финал Кубка Бирмингема!

Элая Дэвиса вскоре доставили в городской госпиталь, где он провел около месяца, вплоть до финала Кубка Стаффордшира против «Уэднесбери Олд Атлетик». За эти недели «вилланы» успели разгромить в полуфинале клуб «Голден Хилл» (9-1).

27 марта 1880 года. Финал Кубка Стаффордшира. Сток. «Уэднесбери Олд Атлетик» – «Астон Вилла»

В тот богатый событиями день мужественный Элай покинул госпиталь с перевязанной рукой, сел на поезд до Стока, и уже через несколько часов занял свое место на поле.

Покинув Кубок Бирмингема «Олд Унс» определенно нацелились на стаффордширский трофей, больше не позволяя себе послаблений, как во встрече со «Смолл Хит».

Помимо покалеченного Дэвиса, состав «Виллы» не мог назваться полностью боеспособным и по причине присутствия еще целого ряда нездоровых игроков. Но бирмингемцы, конечно же, не собирались заранее сдаваться – приложили всевозможные старания против более подготовленных противников, коих оказалось недостаточно. Финальный счет 2-1 в пользу «Олд Атлетик» можно было признать вполне справедливым.

3 апреля 1880 года. Финал Кубка Бирмингема. Астон Лоуэр Граундс. «Астон Вилла» – «Солтли Колледж»

Для полноты картины нужно сказать, что в полуфинале турнира «вилланы» справились с «Уолсолл Свифтс» (2-1). Любопытно, что их соперник по финалу, колледж Солтли, не должен был приезжать в Бирмингем на этот матч – в своем полуфинале они уступи клубу «Дерби», который по своей же глупости выставил в составе двух игроков, которые не были заявлены, за что и поплатился дисквалификацией.

В ту среду небывалая толпа величиной в шесть тысяч зрителей заполнила Астон Лоуэр Граундс под завязку. Погода стояла как на заказ, люди стекались на арену без остановки. Желание засвидетельствовать финал между двумя выдающимися коллективами переполняло едва ли не весь город.

После наступления объявленного времени начала игры мяч появился в центре поля. Жребий выиграл капитан гостей, выбравший благоприятную сторону поля, позволявшую атаковать в первом тайме по ветру. Впрочем, стремительный старт последовал от бирмингемцев, не долго думая помчавших на вражескую половину, что, однако не застало оборону противника врасплох. «Солтли» ответил рядом примечательных и в то же время бесполезных проходов по флангам. С переменным успехом игра так и протекала около получаса.

Постепенно Арчи Хантер оттянулся в полузащиту, видимо, затем, чтобы освободить зону крайним нападающим команды и, чтобы поспособствовать скорейшей доставке мяча вперед. Однажды подобрав снаряд Арчи удачно продвинулся в атаку и совершил разумную передачу на Элая Дэвиса, который через мгновение исполнил прекрасный подкрученный удар, посредством коего мяч ворвался в створ ворот «Солтли» – 1-0!

Но уступающей стороне понадобилось немного времени, чтобы сравнять счет: оппоненты добротно взаимодействовали в атаке, которую чаще всего возглавлял их капитан Тедди Джонсон – в конце концов, один из таких выпадов привел к свалке у ворот «Виллы», где расторопней всех оказался мистер Игэн, получивший свою порций громогласных оваций – 1-1.

После этого парни из Солтли определенно доминировали, но их старательных действий все же не хватило, чтобы уйти на перерыв с перевесом в счете.

Смена сторон логичным образом подарила «львам» благоприятную помощь природной стихии. Как только после возобновления поединка мяч обнаружился у «вилланов», Арчи Хантер буквально сразу же исполнил предприимчивый дальний удар в расчете неприятно удивить кипера «Солтли» – снаряд угодил в перекладину – но тот оказался на редкость бдительным господином и был на высоте даже после добивания головой.

Эти и прочие возникавшие впоследствии моменты только обрекали гостей на отчаянную оборону собственных ворот. Форварды «Виллы» неслись вперед в унисон, все ближе и ближе подбираясь к заветной цели – в ходе жестокой схватки с защитниками мяч проник в ноги Джорджу Рэмзи, удивительным образом нашедшему для себя простор и момент для удара в этой толчее – 2-1!

Третий гол последовал в считанные минуты после второго: это Элай Дэвис обокрал долго соображавших дальнейшее развитие событий футболистов «Солтли», пронесся по своему любимому левому флангу и нашел у чужих ворот все того же Рэмзи – капитан сыграл великолепно, предоставив шанс пробить Билли Мэйсону, после выстрела которого мяч со свистом пролетел между стойками – 3-1!

Только потом игра заметно успокоилась. Команды принялись поочередно изобретать неповторимые комбинации в атаке. Но даже в этой ситуации моменты не переставали возникать с обеих сторон. «Вилланам» где-то чуть не повезло, а Тедди Джонсону попросту не доставало должной поддержки, особенно, когда он затевал свои фантастические индивидуальные проходы.

Вскорости матч был окончен.

"Астон Вилла» потом и кровью завоевала первый в своей истории трофей, как это ни странно, став первым бирмингемским клубом-обладателем Кубка Бирмингема. Этот поразительный успех клуб отмечал по полной – устроили целый торжественный вечер по этому случаю. Чарли Джонстон в будущем вспоминал:

Празднование началось в пятницу вечером, после чего наши глубокоуважаемые вице-президенты – Уильям МакГрегор и мой покойный отец Фергюс Джонстон – отправились по домом, а мы продолжили гулять, кажется, до утра понедельника!"

Обнаружено использование расширения AdBlock.


Викия — это свободный ресурс, который существует и развивается за счёт рекламы. Для блокирующих рекламу пользователей мы предоставляем модифицированную версию сайта.

Викия не будет доступна для последующих модификаций. Если вы желаете продолжать работать со страницей, то, пожалуйста, отключите расширение для блокировки рекламы.

Также на ФЭНДОМЕ

Случайная вики